Пашинян: планы Баку и Анкары по блицкригу в Карабахе провалились

Политика

Пашинян: планы Баку и Анкары по блицкригу в Карабахе провалилисьПолитика20:33 15.10.2020(обновлено 20:39 15.10.2020) Получить короткую ссылкуhttps://cdn12.img.sputnik.by/images/07e4/0a/0f/1045913343.jpgSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngSputnikhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pnghttps://sputnik.by/politics/20201015/1045913432/Pashinyan-plany-Baku-i-Ankary-po-blitskrigu-v-Karabakhe-provalilis.html

Премьер-министр Армении Никол Пашинян рассказал, как он оценивает сложившуюся обстановку, каковы данные Еревана по числу погибших и присутствию в регионе иностранных наемников, а также высказал мнение, кто и почему стоит за нынешним обострением конфликта.

Конфликт в Нагорном Карабахе, обострившийся в конце сентября, унес с тех пор, по некоторым данным, уже несколько сотен жизней. Устойчивого перемирия, несмотря на достигнутые при посредничестве России договоренности, пока нет. Генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев взял параллельные интервью у азербайджанского и армянского лидеров, им были предложены одинаковые вопросы и предоставлено равное время.

— Ситуация очень сложная. Очень много потерь с обеих сторон. Армия самообороны Нагорного Карабаха держит оборону, организует оборону, и ситуацию я могу оценивать как довольно-таки сложную.

— Многие эксперты говорят, что это беспрецедентная по своим масштабам война в XXI веке. Потому что тут задействованы все виды вооружений: танки, беспилотники, самолеты и вертолеты, бронетехника, артиллерия, ракетная артиллерия и так далее. И очень много солдат и войск вовлечены в эти военные действия. То есть очень масштабные и жестокие бои идут, и на данный момент армия самообороны Нагорного Карабаха держит оборону. И фактически мы можем сказать, что планы Турции и Азербайджана блицкригом взять под контроль Нагорный Карабах на данный момент провалились.

— Об этом уже весь мир говорит. Это очень важный нюанс, и важен он еще и потому, что поможет понять, кто и по каким соображениям начал эти военные действия. Конечно, есть конкретные доказательства, что боевики-террористы из Сирии участвуют в боях против Нагорного Карабаха. Эти видеодоказательства уже опубликованы в соцсетях и СМИ. И сейчас очевидно, что Турция — главный спонсор этой войны. Турция нанимала и перебросила этих боевиков-террористов в зону конфликта Нагорного Карабаха. И по решению и под патронажем Турции было принято решение начать войну, атаку против Нагорного Карабаха.

Важно понять, почему? Потому что было очевидно, что армия Азербайджана в одиночку не способна воевать против армии самообороны Нагорного Карабаха. И поэтому Турция решила привлечь террористов, турецкие войска — они вовлечены не только в руководство военными действиями, но еще и непосредственно спецподразделения турецкой армии (На земле — Sputnik). По некоторой информации, в военные действия еще вовлечены и спецподразделения армии Пакистана. И я думаю, что в том, что касается как минимум участия боевиков со стороны Турции — это уже доказано во всем мире, потому что очень многие международные СМИ уже пишут об этом.

Очень интересная информация пришла в течение последних дней из России, с Северного Кавказа, когда в Чечне и Дагестане были уничтожены боевики, и была информация, что эти боевики приехали в Россию из-за рубежа, приехали из Сирии. И я вижу тут непосредственную связь в этом процессе: боевики из Сирии были переведены Турцией в зону конфликта в Нагорном Карабахе, чтобы начать войну против Нагорного Карабаха, а сейчас они уже появляются на Северном Кавказе. Это очень примечательный факт, который показывает, что данная ситуация уже не просто о конфликте в Нагорном Карабахе, а вышла за его пределы, в его локальном смысле. Это уже региональный полномасштабный конфликт, который затрагивает конкретные интересы региональных стран. И я думаю, что особенно в России должны быть очень внимательны к этому факту.

Что касается армянской стороны, конечно же, никаких иностранцев нет, чтобы воевали со стороны Нагорного Карабаха. Могут быть некоторые армяне, которые приехали из диаспоры поддержать соотечественников. Но, конечно же, их нельзя считать наемниками.

— Эти принципы общеизвестны: это право на самоопределение народов, это неиспользование силы или угрозы использования силы, территориальная целостность. Вопрос в том, как эти принципы интерпретируются сторонами. Потому что в ходе переговорного процесса оказалось, что разные стороны по-разному интерпретируют эти принципы. И сейчас мы имеем ситуацию, когда один из этих очень важных принципов уже нарушен. Я уже говорил о нем — это неиспользование силы или угрозы силы для решения нагорно-карабахской проблемы.

— Да, конечно, есть такая черта, и эта черта — право на самоопределение народа Нагорного Карабаха. И всегда во все времена Армения была готова на такой компромисс. И самая известная инициатива — Казанская инициатива, когда Армения была готова на конкретный компромисс. Но Азербайджан отказался подписывать эти соглашения, потому что Азербайджан не хотел и не хочет принять право на самоопределение армян Нагорного Карабаха. И право на самоопределение Нагорного Карабаха — это для нас черта, конечно, это для нас черта, «красная черта», за которую мы не можем перешагнуть.

— Я сказал, что Армения была готова к компромиссам. И вы спрашивали, есть ли «красная черта», через которую мы не перешагнем. И я сказал, да — это право на самоопределение народа Нагорного Карабаха.

— Вы знаете, сейчас в московском заявлении были оговорены конкретные шаги, как восстановить конкретный переговорный процесс. И под этим соглашением уже описаны конкретные шаги, и мы готовы пойти на такие шаги, чтобы решить нагорно-карабахский вопрос. И мы готовы на такие компромиссы, мы готовы на пропорциональные компромиссы, на которые готов Азербайджан.

— Это вопрос не каких-то личных амбиций. Я хотел бы, чтобы в итоге этого конфликта нагорно-карабахский конфликт был окончательно разрешен. На базе компромисса. Чтобы мы нашли такое решение, которое было бы приемлемо для всех сторон – Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана. И это было бы окончательное решение.

— Конечно. Отвечая на ваш первый вопрос, я сказал, что очень важно обратить внимание на цели, которые есть у Турции в данном процессе. Я уверен, что Турция после известных событий начала ХХ века (хочет) вернуться на Южный Кавказ, чтобы продолжить политику геноцида армян на Южном Кавказе. Это очень важно понять, что для Турции это прагматическая цель. Не эмоциональная цель, но прагматическая цель, потому что армяне Южного Кавказа — последний барьер для Турции, для экспансии на север, для экспансии на восток и для экспансии на юго-восток, потому что я уверен, что это продолжение имперской политики Турции. И все, что происходит сейчас на Южном Кавказе нужно рассмотреть в контексте той политики, которую Турция проводит в Средиземном море, в Ливии, в Сирии, Ираке, в отношении Греции, Кипра. То, что сейчас происходит, я уже сказал, этот процесс уже вышел за рамки локального нагорно-карабахского конфликта, сейчас происходит передел. Турция хочет провести передел Южного Кавказа, точнее, взять под контроль весь Южный Кавказ и сделать его плацдармом для дальнейшей экспансии по направлению севера, востока и по направлению юго-востока.

Я думаю, что в этой ситуации уже конкретно затрагиваются интересы национальной безопасности многих стран и в том числе, в первую очередь, Российской Федерации. Я не случайно напомнил о той информации, которая приходит из Чечни и Дагестана. Откуда эти боевики появились в Чечне и Дагестане, сирийские боевики? Для меня очевидно, что они появились из зоны нагорно-карабахского конфликта. И вопрос в том, случайность ли это или запланированная акция с целью дестабилизировать Северный Кавказ, чтобы отвлечь российское внимание от событий, которые сейчас происходят на Южном Кавказе – в зоне нагорно-карабахского конфликта. Это очень важный нюанс, который должны оценить в России.

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Экономика и политика на EconomPolit.ru