Литва по-прежнему игнорирует БелАЭС и выдумывает новую энергореальность

Политика

Литва по-прежнему игнорирует БелАЭС и выдумывает новую энергореальностьКолумнисты16:45 26.12.2020Получить короткую ссылкуБорис Марцинкевичhttps://cdn11.img.sputnik.by/images/07e4/0b/09/1046096156.jpgSputnik Беларусьhttps://cdn12.img.sputnik.by/i/logo.pngБорис Марцинкевич. Sputnik Беларусьhttps://sputnik.by/columnists/20201226/1046481292/litva-po-prezhnemu-ignoriruet-belaehs-i-vydumyvaet-novuyu-ehnergorealnost.html

На фоне скорого полного запуска БелАЭС официальному Вильнюсу не остается ничего другого, как демонстрировать своему электорату бравый вид, однако получается это не в полной мере.

Звучит солидно: энергетическая независимость, синхронизация энергосистем стран Балтии с европейскими сетями, сплошное «поражение России», которая спит и видит, как бы сохранить зависимость вечно страдающих от «гибридной оккупации» Литвы, Латвии и Эстонии. Но червячок сомнений, появившийся после всех этих заявлений, имеет такие размеры, что ему анаконда позавидует, поскольку с использованием профессиональной терминологии в этих литовских новостях как-то совсем нехорошо.

Начнем по порядку. «Синхронизация двух энергосистем – операции по выравниванию частоты, амплитуды и фазы напряжений двух энергетических систем с целью включения их на параллельную работу». У любой объединенной энергосистемы параметров ее работы значительно больше, чем хорошо известная всем частота используемого переменного тока. Не менее важными характеристиками являются допустимые максимальное и минимальное значения частоты, допустимые максимальные и минимальные значения активной и реактивной мощности, амплитуды синхронных качаний по частоте генерирующих мощностей и линий электропередачи высокого напряжения и так далее. 

Если совсем коротко, то в синхронизированных энергосистемах необходимо иметь унифицированные устройства первичной автоматической регулировки частоты, активной и реактивной мощности. Соответственно, в том случае, если бы речь действительно шла именно о синхронизации энергосистем стран Прибалтики с некими «европейскими системами», то инвестиции были бы направлены на модернизацию всех электростанций Прибалтики с европейскими электростанциями и всех подстанций, обслуживающих высоковольтные ЛЭП. Однако при перечислении инвестиционных проектов мы читаем нечто иное: 493 миллиона евро предназначены для строительства подводного кабеля Harmony Link между Литвой и Польшей, еще 166,5 миллиона – на некие «синхронные компенсаторы» в трех прибалтийских республиках.

Кабель будет соединять энергетическую систему Литвы, которая входит в объединенную энергосистему BALTSO (так названа объединенная энергосистема Литвы, Латвии и Эстонии в ЕС), с энергосистемой Польши, которая входит в объединенную энергосистему Центральной Европы UCTE, но в заявлении энергетиков и министра Литвы «европейские системы» – во множественном числе. Если говорят о нескольких европейских системах, то речь может идти только о том, что энергосистема Литвы (читать как BALTSO) имеет соединение с энергосистемой Швеции при помощи морского кабеля NordBalt. Энергосистема Швеции входит в объединенную энергосистему Северной Европы NORDELL. У BALTSO есть еще два соединения с NORDELL – Эстония и Финляндия проложили два морских кабеля по дну Финского залива.

Но и это еще не все искажения информации в новости из Литвы. Господин Крейвис говорит о достижении энергетической независимости государства, которое после закрытия Игналинской АЭС вынуждено импортировать до 75 процентов необходимой ему электроэнергии. Реальная энергетическая независимость предполагает, что государство способно обеспечить себя электроэнергией самостоятельно, однако речь ведь не идет об инвестициях в строительство на территории Литвы новых электростанций. Импортирует ли Литва электроэнергию из России и Белоруссии или из европейских энергосистем, абсолютно все равно, независимость в любом случае не появляется.

Кроме того, на сегодня Польша, с территории которой будет протянут кабель Harmony Link, энергодефицитна, ей самой приходится импортировать порядка 15 процентов необходимой ей электроэнергии. Морской кабель построить можно, пресловутые «синхронные компенсаторы» оборудовать, предварительно разобравшись, что это за устройства такие, тоже можно. Но это не решает «простой» проблемы – на сегодня Польше нечего поставлять в Литву, ей самой электроэнергии не хватает.

Да, в начале 2020 года Польша объявила международный тендер на строительство морских ветряных электростанций, гарантировав потенциальным инвесторам серьезные преференции по налогам и по гарантированным ценам закупки производимой электроэнергии. Вот только результатов тендера официально пока никто не объявлял: не исключено, что из-за проблем, вызванных пандемией COVID-19 и серьезным падением потребления электроэнергии в Европе, принимать окончательные инвестиционные решения никто торопиться не будет. 

Подведем итоги не самого сложного анализа литовских заявлений: это – политика в самом дурном варианте, и не более того. Литва продолжает давление на Беларусь в связи с идущим вводом в эксплуатацию БелАЭС, литовским политикам необходимо демонстрировать своему электорату бравый вид: мы отказываемся от сотрудничества с Беларусью, но у нас все ходы просчитаны, мы «синхронизируемся с европейскими энергосистемами после дождичка в четверг, мы мудры и дальновидны, не забудьте проголосовать за нас еще и еще раз». А вот удастся ли ЕС реализовать проект одновременного строительства морских ветряных электростанций в Польше и морского кабеля Harmony Link, станет ясно не раньше, чем закончится пандемия.

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Оригинал материала читайте на Spuntik Литва.

Источник: sputnik.by

Оцените статью
Экономика и политика на EconomPolit.ru